September 24th, 2004

лунный

(no subject)

Про деда Фромзеля. Продолжаю.

Сдается мне, что есть еще одна причина, по которой дед особо выделял "кировский-два" из прочих проектов. "Радиус" - это и символ 50-летней дружбы с Гурьевым, это и памятник ей же. Два любимых друга было у деда: Александр Сергеевич Данилевский (1911-1969) и Олег Иванович Гурьев (1911-1986). С Гурьевым дед проработал 25 лет в одной мастерской... Жили на одном проспекте. Дачи построили на берегу Чайного озера впритык участками. А поссорились в конце 70-х из-за внуков. Те мячик не поделили на берегах Чайного озера... Несколько лет старики дулись друг на друга. Но мне кажется, раскол обозначился раньше лет на двадцать, когда Олег Иванович оставил в Ленпроекте мастерскую №2, которой руководил четверть века, и ушел в "чистое искусство", свободное от борьбы с архитектурными излишествами, то есть преподавать в Штиглица (Высшее Художественное Училище им. Мухиной), сиречь Муху... До конца дней своих был там деканом. Боюсь, это был ящик с песком для отдельно эстетски настроенных страусов... С детства воспринимаю Гурьева как суперинтеллектуальную лошадь. Может быть, из-за длинных желтых зубов? Дед был в восторге от гурьевской коллекции антикварной бронзы, а я не мог оторвать взгляда от чуднЫх, напоминающих фортепианные клавиши, резцов дяди Олега. Дед называл его последним классицистом и законченным палладианцем. Андреа ди Пьетро делла Гондола Палладио (1508-1580) был гурьевским кумиром. Любимым законам архитектурной гармонии Олег Иваныч посвятил монографию "Композиции Андреа Палладио". К учителям-конструктивистам Гурьев относился с почтительным пренебрежением. На углу набережной Фонтанки и ул. Пестеля блистает стеклянным эркером дом Евгения Адольфовича Левинсона, посторенный на месте здания, разбомбленного в дни Блокады. Гурьев и Фромзель прогуливаются вдоль фасада. Безукоризненно начищеной туфлей тычет Олег Иваныч в узорную облицовку цокольного этажа: "Знаешь, Виктор, что напоминает мне вот эта лепнина на цоколе? Калоши, на которых нарисованы розочки".
Дед, по-моему тоже был палладианцем, только более практикующим. Он остался в мастерской №2 ЛенНИИпроекта до упора, то есть пока не утопал на пенсию (в 80 лет!), причем он ее, мастерскую №2, так и не возглавил, так и остался замом, но каким! "Не страшен сам, как страшен зам!" - этот слоган был на устах всех ленпроектовцев. А в статьях писали - "первая скрипка". Дед интуитивно всегда подозревал, что надо оставаться рабочим осликом и не рваться в заоблачные дали, и тогда - да! - делай что хочешь, не предавая палладианских принципов. Олег Иваныч ушел в Муху, дед - нет. Олег Иваныч поселился в "радиусе" (получить квартиру в собственного творения доме не сложно было), дед - отказался. А потом внуки не поделили мячик...
Вот портрет О.И.Гурьева:
лунный

(no subject)

Вот, друзья, пошел-ка я вытряхивать крошки в ручей Эйн-Фара.
ХОРОШЕГО ВАМ ВЕРДИКТА И НЕВЕСОМОГО ПОСТА!
лунный

(no subject)

А у мертвых прощения просят?
Я бы сегодня у бабушки бы попросил, у деда...
Или живые могут прощать за мертвых?
Простите!
Отключаюсь.