Category: дача

Category was added automatically. Read all entries about "дача".

лунный

Дед Фромзель. Продолжение

Он, как я уже сказал, небольшой, этот дачный домик. На первом этаже кухня и салон-столовая-гостиная, которая также выполняет функцию спальни (два широких дивана стоят углом как-то компактно, уютно), а на втором – две комнатушки, обшитые проолифенной вагонкой, красивей которой не знаю ни одних обоев и штукатурок! Эти доски делались из каких-то особо ветвистых и сучковатых деревьев, а посему на каждой из них было не менее десятка темных сосновых зрачков, смотрящих на тебя все дачное детство, внимательно изучающих тебя засыпающего, спящего и пробуждающегося… Я пытался их сосчитать, пытался найти закономерность и логику в расположении, я пытался прочесть какие-то безумно важные послания… Комнатка побольше, окном выходящая на южную сторону, в сад, считалась апартаментами старшей фромзелевой дочери, моей тетки Регины. Маленькая камора с видом на озеро считалась маминой и, следовательно, была моей. Под этим северным окном росла здоровенная рябина, и рано или поздно я научился незаметно ускользать из дома по ее ветвям…
И еще здоровенная веранда – о, чаепития на ней в белыя ночи!..
Потом, когда уже и внуки начали размножаться, дед, наконец, понял, что дачка – маловата. И соорудил двухэтажную пристройку с автономным входом и с отдельной печью. В законченном виде я эту пристройку так и не увидел – мы уехали… Деду уже, кстати, стукнуло восемьдесят, а он резво руководил строительными работами и всё норовил делать сам. А на моей памяти еще несколько дедовых дачных «строек века»:
- возведение нового деревянного крыльца-пергаллы рядом с верандой, с широченными ступенями, которые служили скамейками для традиционных сумеречных посиделок; это был год 1973 (см. фото ниже - сам снимал, осваивал технику под названием ФЭД-2);
- строительство грандиозного конструктивистского парника (бетон и стекло) - 1975;
- рытье и бетонирование погреба – 1977.
Не стоит забывать, что осуществление проектов сих было всегда ограничено месячным летне-осенним отпуском – на пенсию дед не собирался.

Продолжение следует
лунный

Дед Фромзель. Продолжение

Деду удавалось все! А что не удавалось, про то никто не знал. Лучшие гладиолусы на всем нашем дачном полуострове, лучшие георгины, лучшая садовая земляника (никогда ее дед не называл клубникой), лучшие яблоки… Я все эти деревья яблоневые помню по именам, ведь именно как имена воспринимались названия сортов. Грушевка московская, китайка, бельфлер-китайка, белый налив, коричное полосатое, ранет, осеннее полосатое, антоновка! Но дед – архитектор и бонапарт генеральной линии, дед – триумфатор при приеме гостей, ахающих от вида гофрированного бардового гладиолуса Авраам Линкольн, а кто все это пропалывает, поливает, удобряет каждый летний день? Правильно, бабушка. И делает почти незаметно, неторопливо, но – как часы. Когда бабушки не стало, сад зарос и одичал, и никто, никто не мог с ним справиться… Все эти грядки-кусты-луковицы-рассады-сорняки, оказалось, слушаются только её… И времени хватало только ей... Бабушка - мои солнечные дачные часы.
А вот дом дед не только проектировал, но и строил своими руками. То есть, конечно, рабочих нанимал, но кирпичи клал вместе с ними. Умел всё, даже печь сложить умел, хотя, говорят, это особое искусство, требующего особого мастерства. Мои, например, знания об этом ремесле ограничиваются стихотворным произведением Твардовского «Ленин и Печник», которое дед, как-то подвыпив, декламировал на пару с дядей Колей Апостолом так смешно, что бабушка крутила пальцем у виска…
«Только будь, Ильич, здоров,
Сладим любо-мило,
Чтоб, каких ни сунуть дров,
Грела, не дымила».
А печка, что была в доме, располагалось в стене между кухней, куда выходила топка и плита, и столовой-салоном, куда, от пола до потолка, были выведены выступом обогревательные кирпичи, покрашенные приглушенным суриком. У этого выступа стоял диванчик – про наслаждение сидеть на нем с ногами в холодную пору молчу…
С 1948 года, с момента облюбования берега Чайного озера, дед дальше Токсово не путешествовал. Дача стала любимейшей игрушкой архитектора Фромзеля.
Вот что еще произрастало на кавголовских грядках:

Мне тут два года, а двоюродной сестрице Аленушке – четыре.
Продолжение следует
лунный

Дед Фромзель. Продолжение.

…Дача! Вот и до тебя добрались! Самый личный проект архитектора Фромзеля в собственноручном исполнении. В 1948 году дед и Олег Иванович Гурьев приобрели дачные участки в Токсовском районе Ленинградской области на полуострове, омываемым водами как озера Хеппо-Ярви, так и Чайного озера. До ближайшей железнодорожной станции (Кавголово) – полчаса быстрым шагом. До ближайшего поселка с лабазами (Токсово) – столько же. Размеры участков – 12 соток. До берега озера – 10 метров. Озеро – Чайное, ледникового происхождения, о чем напоминает гряда высоких, обрывистых холмов на том берегу, глубина озера (метров 30) и чистейшая ледяная (а летом просто холодная) вода. Все детство сопровождают рассказы взрослых гостям о леднике, который, сходя с гор, «выел» котловину озера и вскрыл подземные родники.
Лес – прямо на участке. Ну, а после возведения "мыз", - за калиткой. Вот друзья-архитекторы приступили к индивидуальному строительству. Гурьев, не смотря на все свое палладианство, отгрохал какую-то грандиозную скоропально-фанерную халупу под названием «финский домик». И покрасил в голубой цвет. Но, Боже мой, как у Гурьева было потрясающе интересно внутри дачи! Он перетащил туда те антикварные безделушки, которые посчитал недостойными городской коллекции, сумасшедшую роскошь - всех этих китайских болванчиков, японские вазы, филигрань, синий фарфор, мыльный камень, нефритовых девушек, серебряных собачек, бронзовые цветы-подсвечники… Тетя Лена, жена Олега Иваныча, разбила китайские горки в саду и пыталась разводить рыбок в мраморном бассейнчике с фонтаном, но из того неизменно утекала вода… Я завидовал саду Гурьевых, но и наш очень даже любил. Дед пошел по более практичному пути: построил небольшой каменный дом с верандой, посадил яблони и черноплодную рябину, кусты смородины, крыжовника и барбариса, георгины и гладиолусы. Да и не только! Дом утопал в зелени…

Продолжение следует